«Будущее — за кооперацией», — Зиновий Свереда

Кооперация в агросекторе — это обеспечение занятости и социальной интеграции. В мире кооперативы являются элементом самопомощи и получают преференции от государства.

По статистике, во всем мире в кооперацию включено  почти 1 млрд человек — фактически, каждый седьмой житель планеты. Кооперативы активно развиваются более чем в 100 странах и обеспечивают 100 млн. рабочих мест.

Украинское кооперативное движение также имеет свою 150-летнюю историю. В начале 20 века кооперативы объединяли свыше 60% сельского населения. В новейшей истории Украины возрождение кооперации началось в 1997 году после принятия соответствующего закона. Пик кооперативного движения был зафиксирован 2004 года — тогда было более 1100 сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов. Далее их количество пошло на спад, и до недавнего времени к кооперативам принадлежало менее 1% сельского населения.

По статистике, в Украине в мелких и средних хозяйствах производится около 95% картофеля, 80% овощей, плодов и ягод. Но мелкие производители без объединения(кооперации) не могут создать собственные мощности для хранения продукции, чтобы самостоятельно сбывать ее по выгодным ценам.

Поэтому в последние годы в Украине активизировалась работа по распространению кооперативного движения. О перспективах, которые открывает кооперация для аграриев рассказал доктор социальной экономики, президент Украинского Кооперативного Альянса Зиновий Свереда.

Социальное предпринимательство и кооперация — это для Украины идея не новая. Но насколько она актуальна сегодня и насколько готово общество к тому, чтобы ее внедрять?

Что значит кооперация? Кооперация требует, чтобы люди были правильно организованы по интересам и специализациям и выращивали культуры, продукты, услуги, которые актуальны на рынке. Кооперация и социальное предпринимательство — это единственный правильный путь развития современной Украины. Потому что это — формирование среднего класса, изменение схем движения финансовых потоков для благосостояния и для развития местной инфраструктуры, а также самореализация людей и потенциала общин.

Кооперация — это система, при которой бедный знает правила, как стать зажиточным, зажиточный — как стать богатым, а богатый — как стать еще богаче. По этому принципу пошла Европа и Америка, поставив акцент на покупательной способности своего населения и на защите прав человека.

Кооперативная форма хозяйствования ставит основной акцент на формировании ответственного и творческого хозяина и активной общины.

В 90-х годах, в первые годы независимости украинцы быстро бросились в рыночную экономику, не понимая, что это такое, как она работает. И очень быстро мы увидели, что любое организованное меньшинство намного сильнее неорганизованного большинства. В Украине была создана такая система, чтобы человек постоянно зависел от органов власти. Но это путь в никуда. Поэтому единственный выход — это создание кооперативных платформ, формирование новой этики, нового мировоззрения, новых ценностей. Украинцы имеют в этом феноменальный опыт — вспомним этап возрождения с конца 19 века до 1939 года.

Очень важно, что сегодня многие представители крупного бизнеса поддерживают кооперацию, потому что понимают — только сотрудничество порождает настоящую прибыль и благополучие. Примером является программа «Форсайт — стратегия Украины 2020», которая является примером кооперативной совместной работы между наукой и бизнесом.

Реформа экономики заключается не в инвестициях, а в изменении мировоззрения и его ценностей. Когда общины организованы, то свои оборотные средства они направляют на вещи, действительно актуальные для них — это образование, детские сады, школы, спорт, программы качества продуктов и услуг.

Но то, о чем Вы говорите, является одним из самых больших препятствий на пути создания кооперативов и развития кооперации. Потому что это ментальные изменения, а они сложные.

Это нормальные вещи. Например, японцы после Второй мировой войны построили свое сельское хозяйство на основе принципов кооперации. Они просто взяли книгу Чаянова, которую перевели на японский язык. (Александр Чаянов, экономист, автор трудов по теории кооперации. — Ред.) Все их сельское хозяйство — это кооперативы. Но даже у японцев структурное изменение ментальности длилась 7 лет.

В нашей давней истории после отмены барщины до начала профессиональной кооперации прошло 25 лет. И сейчас так же. Люди даже не понимают, что властные институты довели их до кризиса, а себя — до обогащения. И они никогда не сделают реформ, потому что провести реформы — это разрушить данные схемы. Поэтому единственный принцип — это внутренняя мобилизация потенциала общин, продвижение образования, атмосфера солидарности, поиски альтернатив и объединения на местах( кооперации). А нам главное, чтобы человек в кооперации чувствовал себя хорошо и творчески.

Кризис — это не недостаток капиталов и инвестиций. Кризис — это социальная изоляция. Кризис — это когда ты не контролируешь то, что делаешь.

Что для этого надо, с чего начинать?

Когда меня спрашивают, с чего начать — с поиска идеи или создание бизнеса, или поиска инвестиций — я считаю, что прежде всего человек должен познать самого себя. Реализация любого предпринимательского дела — это не только вопрос бизнеса, идеи или капитала, но и вашего здоровья и знаний. Надо заполнить свои пробелы в знаниях, пообщаться с опытными людьми, посетить практические хозяйства, посмотреть, как налажена их система.

Так устроен процесс. Я особенно увидел это на Западе, когда 14 лет там жил, работал и преподавал в течение 6 лет в университете в Италии. Наша беда в том, что мы обучаем потенциальных безработных — с дипломами, но без практических знаний. А там система обучения максимально сосредоточена на практике. Есть два-три месяца теории и 8 месяцев должна быть практика. Только тогда обучение является полезным.

К сведению. Европа

В странах Западной Европы кооперативы производят до 50% продукции пищевой промышленности. Например, в Финляндии — 40%. В Евросоюзе через кооперативы реализуется 60% товарной продукции аграрного сектора, в скандинавских странах — 80%, в Японии и Китае — 90%.

В Европе кооперация обеспечивает основные каналы сбыта продукции. В частности, в Скандинавии — 70%, в Нидерландах — 65%, в Германии, Франции — 52-55%. В первую очередь, кооперируются мелкие производители молока, овощей, фруктов.

Мы сейчас разрабатываем систему кооперативного образования, направленного на подростков и талантливых детей, потому что рынок нуждается в узкоспециализированных специалистах. Общая эрудированность не дает никаких преимуществ. Образование — это формирование думающего человека, который уверен в себе. Для того, чтобы выигрывать на рынке, то нужна специализация как можно быстрее. Имели бы мы чемпионов на Олимпийских играх, если бы они начинали тренироваться в 18 лет? Нет, рынок, как и спорт, требует специализированных лиц, готовящих себя с детства. Это важно для нас.

Мы будем в этом направлении работать в  Ривненской, Хмельницкой, Львовской областях и на Волыни. Сейчас будем проводить бизнес-форумы с партнерами.

Кроме того, Украинский Кооперативный Альянс разрабатывает программу развития малого и среднего бизнеса для объединенных территориальных общин и для прифронтовых территорий АТО. Мы организуем кооперативы органического садоводства для экс-участников боевых действий и беженцев. Это очень важно.

Многие общины хотят развиваться, но не знают как. Мы им предлагаем простые, но очень эффективные программы, основанные согласно их ежедневного потребления и имеющихся оборотных средств ( развитие кооперации).

Законодательные возможности для кооперации в Украине существуют?

Нам нужно реформировать кооперативное законодательство. В Украине до сих пор действует старый закон о кооперации, который надо изменить почти полностью.( развитие кооперации) Но основная проблема не столько в законе, сколько в том, что экс-система считала предпринимательство врагом. Примером являются налоговые платежи. Скажем, за рубежом обслуживающие кооперативы преимущественно имеют статус неприбыльных, и там предусмотрена другая система налогообложения. Нам просто надо изучить европейское законодательство, и с определенными нюансами подать его сюда.

Нам не надо большой государственной поддержки, а лучше просто не мешать, упорядочить налоговое законодательство, чтобы у нас не было двойного налогообложения, и упорядочить уплату НДС, а все остальное люди сами на местах сделают. Потому что люди должны отчитываться перед государством, но и политики должны отчитываться за использование средств. Только этот взаимный процесс может восстановить доверие в стране. Реформы тогда успешными, когда люди участвуют в их планировании.

Движение в этом направлении уже начато?

Работают несколько групп экспертов. Мы готовим свою версию закона, проведем несколько форумов и в начале декабря круглый стол в стенах парламента. Очень полезны программы Канадского посольства, несколько международных организаций имеют свои программы. Впоследствии мы проведем круглый стол, согласуем наши предложения и предложим свой вариант закона. Для меня является мифом, что политики могут писать хорошие законы. Законы должны писать те, кто непосредственно работает в этой сфере. Так работает Запад — скандинавские страны, США, Канада. Государство должно быть честным с гражданами. 

Сегодня мы усиленно работаем по центральной Украине в кооперативном обучении и практическом консалтинге. Мы создали украинский кооперативный «план Маршалла», чтобы восстановить государство после организованного грабежа.(развитие кооперации в Украине)

Есть ли уже в Украине положительные примеры кооперации?

О кооперации активно начали говорить только после Революции Достоинства. Для сельских кооперативов не нужно много земли. Например, среднее семейное хозяйство в Голландии — это 5-10 га. С одного гектара органического сада вы можете получить 200 -300 тысяч прибыли от яблонь и 500 тысяч от груш ежегодно. Нужны эксперты, агрономы, и мы предоставляем такие консультации для крестьян.

Например, на Тернопольщине, Львовщине уже есть села, которые объединились и производят клубнику. На Хмельнитчине мы начали амбициозный проект, который покрывает половину области, а впоследствии будем распространять его на всю Украину. Сейчас ищем талантливую молодежь по депрессивным районам, чтобы сформировать активных лидеров.( развитие кооперации в Украине)

К сведению. Канада

В Канаде кооперируются, прежде всего, производители зерна. Есть достаточно мощная группа сельскохозяйственных кооперативов — «Саскачеванский пшеничный кооператив», «Пшеничный кооператив Альберты» и «Манитобский элеваторный кооператив», которые объединяют 100 тыс. фермеров. В их собственности  800 элеваторов, 3 портовых элеватора, свой флот для перевозки зерна, 200 мельниц. Фермеры, которые сформировали кооперативы, имеют право на дотации из государственного бюджета.

Мы приняли участие в Международном кооперативном Саммите в Канаде в октябре 2016 года. Планируем сделать конференции в Мюнхене, Риме и Женеве в 2017 году.  Там нам помогают наши европейские кооператоры.

Кроме того, наш лозунг «община + кооперация = децентрализация», то есть цель — «привязать» капиталы и бизнес к конкретным территориям и населенным пунктам, чтобы результатом было желаемое «устойчивое развитие».

Для нас не является вопросом сразу достичь грандиозных успехов. За 1,5 года говорить о грандиозных достижениях рано. Мы работаем поэтапно. Только популисты обещают принять законы, которые сработают как скатерть-самобранка — махнул рукой, и всем сразу будет хорошо.

Кооперация — это система формирования личности, которая  думает собственной головой. Это для нас главное. Тогда будет и реальное изменение государства. Если говорить об идее кооперации как таковой, то положительные стороны можно понять. А каковы ее подводные камни? При каких условиях кооперация может не сработать?

Есть несколько. Самая опасная вещь — это имитация кооперации, когда кооперативом называется просто частное предприятие. Это разрушает саму идею кооперации. И этого мы остерегаемся. Многие люди путают кооперацию с колхозом, хотя это две разные вещи, диаметрально противоположные. Немало проблем от нашего незнания чего-то. Нашим людям часто очень трудно организоваться, собрать собрание, принять решение. Советская власть не прошла бесследно. Я этому не удивляюсь и воспринимаю нормально. Есть много идейных кооператоров, которые уже работали по 20 лет в Украине, однако и они признают, что трудно изменить ситуацию и восстановить кооперативное движение.

Поэтому мы начинаем с простых маленьких шагов. Сразу привлечь людей в полноценную кооперацию трудно. Нужен переходный период, а это образование и экспериментальные программы, которые станут примером для других.

Посмотрим на рынок органических яблок в Германии: там доход  6 млрд евро, а у нас весь рынок пшеницы около 6 млрд. Или кооперативы Мандрагоне или Fog в Италии: оборот средств в их структурах соответствует уровню всего нашего сельского хозяйства. Все зависит не от ресурсов, а от мудрости хозяина.

Я думаю, что если бы мы на законодательном уровне успешно реализовали вопросы современной кооперации, то земли в Украине начали бы использовали эффективно и интенсивно. Я чувствую, что к тому идет. Нам надо 2 года.( развитие кооперации в Украине) Японцы шли к реализации этой идеи 7 лет, но у нас нет столько времени. Мы имеем еще только 1,5-2 года. Однако, как сказал когда-то наибольший кооператор Украины, митрополит Андрей Шептицкий, задача кооперации — это собрать общины и народ в сильный общественный организм. И это дело мы продолжаем.

Ольга Бабчукo.babchuk@univest-media.com

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *